Психологические особенности людей пожилого возраста

В последнее десятилетие большое значение придается изучению проблем старения и старости. Связано это не только с демографическими и культурно-историческими изменениями, происходящими во всем мире. Значительное увеличение доли пожилых и старых людей в общей структуре населения влияет на многие сферы жизнедеятельности, затрагивая области политики, экономики, медицины, общественно-социальных институтов. Старение населения большинства стран, России в том числе, ставит вопросы и поднимает новые проблемы перед наукой и практикой, стимулируя их развитие на уровне всего общества и на уровне каждой конкретной личности. Пристальное и постоянное внимание к проблемам стареющих людей в нашей стране помогает увидеть их актуальность и злободневность, а также понять, что старость и старение являются неизбежной и неотъемлемой частью окружающей действительности.

Жить - значит развиваться.

А. Адлер

Одна из особенностей сложившейся у нас в стране ситуации состоит в том, что "вхождение в старость" происходит на фоне снижения уровня жизни многих людей. Очень часто это влечет за собой не только бедность и экономическую зависимость, но и чрезмерное ухудшение здоровья, усугубляя тем самым социальную изолированность, психическое и психологическое неблагополучие. Несомненно, что пожилые и старые люди попадают в группу высокого риска, становятся очень зависимыми от медико-социальных и экономических услуг и особенно нуждаются в психологической поддержке.

Одним из элементов социальной политики, активно развивающихся в современной России, является социальная работа с пожилыми людьми. Для того чтобы научиться оказывать эффективную и квалифицированную помощь старым людям, необходим индивидуализированный подход к каждому. Это означает, что знание психологических особенностей пожилых, их потребностей и возможностей приобретает решающее значение для специалистов, результат деятельности которых во многом зависит от успешного взаимодействия со старыми людьми.

Среди мер, предлагаемых в области социальной работы именно с людьми пожилого и старого возраста, по мнению А. А. Козлова, было бы полезно придерживаться существующей концепции "селективной оптимизации жизнедеятельности пожилых людей с компенсацией социальных амортизаторов". Она исходит из необходимости различать нормальный, патологический и оптимальный процесс старения. Иметь в виду межличностное разнообразие (гетерогенность) пожилого населения.

Учитывать гибкость в подходах к потенциальным резервным способностям пожилых людей. Считаться с возрастными ограничениями в развитии резервных способностей пожилых людей. Принимать во внимание обогащающие теорию и практику, а также компенсирующие возрастные ограничения возможности личных и общественных знаний, включая область новейших технологий. Учитывать негативные возрастные изменения в соотношении парадигмы "обретений и утрат". Принимать во внимание пластичность или гибкость психики пожилого человека. При такой организации социальной работы с пожилыми людьми практическая деятельность складывается из трех основополагающих элементов. Во-первых, из селекции (или отбора), подразумевающей поиск основных или стратегически важных составных элементов жизнедеятельности пожилого человека, которые были утрачены с возрастом. Речь идет о том, чтобы индивидуальные запросы были приведены в соответствие с реальной действительностью, что позволило бы индивиду испытывать чувство удовлетворения и контролировать свою повседневную жизнь. Во-вторых, из оптимизации, которая заключается в том, что пожилой человек при содействии квалифицированного специалиста по социальной работе находит для себя новые резервные возможности, оптимизирует свою жизнь как в количественном, так и в качественном отношении. В-третьих, из компенсации, состоящей в создании дополнительных источников, компенсирующих возрастную ограниченность в адаптивном процессе, в использовании новых современных мнемонических техник и технологий, улучшающих память, компенсирующих потерю слуха и т. д.

В современной науке сосуществуют различные точки зрения на старость и сопутствующие ей процессы и явления. "Многоплановость процесса старения не позволила до настоящего времени создать единую всеобъемлющую теорию, которая была бы способна научно обоснованно представить все аспекты этого процесса во всем объеме", - пишут К. П. Кискер, Г. Фрайбергер, Г. К. Розе и др., авторы руководства по психиатрии, психосоматике и психотерапии. Самые многочисленные биологические теории анализируют всевозможные возрастные изменения на уровнях генетически запрограммированного старения отдельных клеток, групп клеток, имеющих отношение к отдельным органам. В теориях, изучающих изменения на клеточном уровне, процесс старения самих клеток считается определяющим. Такие "одномерные" взгляды учитывают только естественно-биологические законы старения и не придают серьезного значения постоянному взаимодействию генетического потенциала с факторами окружающей среды. Теории "непрограммированного" старения обращены к исследованию процесса изменений, происходящих на уровне отдельных органов. Разного рода случайные нарушения в обмене веществ или в структуре ДНК, например, рассматриваются как процессы, ответственные за старение и окончание жизни. Объяснения процессов старения в рамках биологических подходов позволяют не только расширить представления о сложности старения человеческого организма, но и помогают формировать социальную политику по отношению к старикам.

Дефицитарная модель. Если представлять старение как процесс неуклонного разрушения и распада, ведущего к потерям эмоциональных и интеллектуальных способностей, затруднениям в приспособляемости, приверженности к старому и привычному, полной утрате активности, снижению и замедлению реакции, то таким образом за этим периодом закрепляются ущербность и неполноценность, которые позволяют обществу рассматривать старость как болезнь. Вытекающий из этого негативный стереотип старения не подтвержден научно. Позиция дефицитарной модели уже потому является сомнительной, что эмпирические наблюдения и статистические выводы, распространенные высказывания создали базис для общепризнанных стереотипов, но не для построения теории. В своей тривиальной форме дефицитарная модель определяет отношение общества к старому человеку, формируя представление о том, что дряхлость, болезни, утрата социальной роли, недомогания естественным образом являются признаками старости и, следовательно, не могут стать объектом терапевтических усилий. Такое представление упрощает сложность процессов старения. Эмпирическое изучение отношения к пожилым людям редко дает адекватную картину. Недостатком здесь является смешение эмоционального отношения к ним и рационального суждения об их положении, т. е. знания. Опросы и исследования, проведенные в США и Швеции, показали, что молодое поколение не имеет ясного понимания жизни и проблем пожилых. Молодежь склонна драматизировать социальное положение пожилых в противовес их субъективному восприятию своих условий как удовлетворительных. Источниками стереотипов о старости считаются: отсутствие объективной информации о жизни старших поколений, страх перед старостью у молодых людей, социальные системы.

Одной из самых известных социальных теорий старения, которую можно отнести к дефицитарной, является теория отчуждения, которая исходит из того, что для продолжения нормального функционирования и развития общества пожилые люди должны постепенно дистанцироваться от социальных систем и снижать свое взаимодействие с другими людьми. Такое освобождение от социальных ролей и отдаление от межличностных контактов предоставляет им возможность подготовиться к следующему этапу - смерти.

Современные социально-геронтологические исследования, исходящие из одного общего и концептуального принципа, который гласит, что старение - естественный и психосоциальный процесс, выходящий за пределы оценочных суждений, и должен быть освобождён от негативных стереотипов, созданных человеком на протяжении многих веков. Передовая наука в значительной мере ориентирована на создание нового социального образа "торжествующей старости" и разрушение тех устойчивых предрассудков, связанных со старостью, которые являются следствием небрежной или некритичной интерпретации демографических и исторических сведений. Если принять за аксиому непрерывность развития и сохранение способности к изменению на всем протяжении жизни, то очевидно, что процесс старения представляет собой нарастание уникальности человека, зависимости от внешних обстоятельств и взаимодействия множественности взаимосвязанных факторов его жизнедеятельности. Такое видение процесса старения подчеркивает возможность динамики в состоянии старых людей и несет позитивное, оптимистичное отношение к старости.

Активно разрабатываемая концепция так называемой "торжествующей", или благополучной, старости противостоит теории отчуждения. Первая в своей основе содержит теорию деятельности, или активности. В ней речь идет о создании в обществе и в самом человеке условий, которые обеспечили бы оптимальное течение процесса старения и качества жизни в пожилом возрасте как естественного цикла жизни человека. Пожилые люди должны быть активными членами общества, стараясь сохранять потребности и желания, стиль жизни и ценности, присущие им в течение прежних, средних лет жизни. Критиками этой теории отмечается, что большинство пожилых людей вряд ли сможет в силу разных причин поддерживать уровень своей жизнедеятельности неизменным. При сравнении этих теорий, негативизма одной и идеализма другой, представляются вполне реалистичными и оптимистичными предлагаемые М. Леве и Ш. Пеллетье социокультурные характеристики старости. Они считают, что старость - это слабость в отличие от силы молодости, но закон выживания сильного в постоянной борьбе отходит на второй план: у старика не отнимешь его "место под солнцем". Пожилые люди полностью располагают собой и своим досугом, у них меньше стрессов, меньше дел, отложенных "на потом". Престарелые перестают выполнять общественные функции, они становятся самими собой, приобретая самоидентичность. В старости постепенно приходит осознание качества вещей, их значимость в собственной жизни. В сознании старого человека прочно утверждается ценность сегодняшнего дня, остаются лишь непосредственно переживаемые моменты и заботы настоящего.

ВОЗ предлагает рассматривать старение человека как физиологический процесс, который определяет изменения, протекающие в течение всего жизненного цикла. Множество факторов (условия среды, заболевания и др.) влияет на ход "биологических часов", определяя различный ритм развертывания жизненных процессов. Хронологическая согласованность проявлений индивидуального развития, в общем, снижается по мере удаления от начала онтогенеза и к началу инволюционных изменений измеряется пятилетиями, при этом индивидуальные различия в фазах старения могут достигать десятилетий. Стало аксиомой, что физические и психологические характеристики пожилых людей существенно различаются по 5-летним периодам: 60-64 года, 65-69 лет, 70-74 года и т. д. Важно не смешивать все группы людей "третьего" возраста. Сопоставление биологического и хронологического возраста дает объективное представление о темпе старения, который может быть естественным, замедленным или преждевременным, а также о возможной продолжительности жизни. Г. П. Медведева считает, что в Российской Федерации процесс старения протекает с существенными отклонениями от нормы. По мнению главного геронтолога г. Москвы, доктора медицинских наук, профессора Л. Б. Лазебника, международные нормы, согласно которым старческим считается возраст от 75 до 89 лет, для России являются слишком оптимистичным показателем: в нашей стране старение и связанное с ним стойкое ограничение жизнедеятельности человека наступает, как правило, гораздо раньше. Люди пожилого возраста, являясь старыми по своему физическому и психическому состоянию, с большими трудностями справляются с негативными последствиями процесса старения. Тем не менее считается, что в настоящее время старые люди живут не только дольше, чем раньше, но они здоровее физически и психически, а также более работоспособны. Старение не обязательно способствует проявлению определенных заболеваний. Социальной геронтологией предлагается такое определение процесса старения человека: старение - сложный многоплановый и противоречивый процесс развития личности в инволюционном периоде, выражающийся в постепенно нарастающем снижении ее разнообразных возможностей и ухудшении ее социального функционирования.

Человек нуждается в ценностной системе отсчета, в философии жизни... в соответствии с которыми можно жить и понимать жизнь, точно так же, как он нуждается в солнечном свете, в кальции и любви.

А. Маслоу

Только биологическое и только социальное определение старения представляют собой суженый подход к процессу старения. Старение принято рассматривать как процесс, состоящий из трех компонентов:

  1. Биологическое старение - возрастание уязвимости организма и возрастающая вероятность смерти.
  2. Социальное старение - изменение паттернов поведения, статуса, ролей.
  3. Психологическое старение - выбор способа адаптации к процессам старения, новых стратегий преодоления трудностей.

Повышенная хрупкость к воздействию разного рода повреждающих факторов во многом кроется в структурах личности и ее опыте, приобретенном в различные периоды жизни до наступления старости. В формировании старости решающую роль играют стиль и образ жизни, который человек вел на протяжении жизни. Старый человек - это его история, это все люди, которые были в его жизни. Настоящее старого человека нельзя понять без знания истории его жизни. Ни одна глобальная теория не может охватить все варианты взаимодействия между человеком и ситуацией в старости. С возрастом люди становятся все более разными.

Проблема старения личности разработана гораздо меньше, чем проблема психического старения вообще, чем старения интеллекта, памяти, психомоторных реакций. Вопрос о том, стареет ли с возрастом личность подобно старению организма, остается до настоящего времени дискуссионным. Преобладающей является точка зрения, согласно которой личность человека по мере его старения трансформируется и регрессирует. Старение личности, как и старение организма, происходит по-разному в зависимости от ряда факторов, как биологических (конституциональный тип личности, темперамент, состояние физического здоровья), так и социально-психологических (образ жизни, семейно-бытовое положение, наличие творческой активности). На основе лонгитюдных исследований, проведенных в США, сделаны выводы, что в большой степени имеет место постоянство черт личности. Происходящие в старости изменения касаются снижения социальной активности, мотива к достижению успеха и инициативности. Если изменения происходят, то скорее они вызваны тяжелыми переживаниями, утратами, ухудшением здоровья. У пожилых и старых людей растет страх перед риском и стремление к безопасности. Зависит ли степень изменений от возраста или жизненной ситуации - определить непросто. В старости у человека сильна тенденция к сохранению такого представления о себе, которое сформировалось в наиболее оптимальный период жизни.

Выявлена тесная связь между образом жизни и состоянием здоровья пожилых людей, связь между непосредственно старением и сохранением образа жизни. Образ жизни в старости построен на привычных, повторяющихся действиях, которые дают ощущение стабильности. Привычки проявляются в привязанности к определенным вещам и предметам, олицетворяющим возможность поддерживать сложившийся жизненный уклад.

Для людей, работающих с людьми старшего поколения, важно учитывать, что старые люди имеют разнообразный жизненный опыт - это их отличительная черта. Им приходилось преодолевать всевозможные трудности, принимать решения в различных ситуациях. Главное - ориентироваться на имеющиеся индивидуальные возможности конкретной личности. У нас есть разнообразные представления о том, какими должны быть старички и старушки, как они должны себя вести, что им лучше делать или не делать. При взаимодействии с пожилыми людьми необходимо освободиться от этих представлений и обратить все свое внимание на то, что сам старый человек считает для себя важным. Оказание социальной поддержки и укрепление ощущения компетентного функционирования являются приоритетными направлениями в работе с пожилыми людьми. Кроме этого, в работе со старыми людьми желательными и необходимыми для специалистов считаются такие качества, как:

  1. подлинное, истинное уважение к старости;
  2. положительный опыт жизни со стариками;
  3. способность и желание научиться чему-то у стариков;
  4. убеждение, что последние годы жизни могут быть очень насыщенными;
  5. терпение;
  6. знание их психологических и социальных особенностей;
  7. способность противостоять стереотипам и мифам о стариках;
  8. здоровые установки в отношении к собственной старости.

Н. Ф. Шахматов считает, что отношение к собственному старению - активный элемент психической жизни в старости. В оформлении этого чувства определяющими являются моменты осознания факта физических и психических возрастных изменений, признание естественности ощущений физического нездоровья. О счастливой старости правомерно говорить, когда имеется удовлетворенность этой новой жизнью, своей ролью в этой жизни. Это та форма психического старения, когда долгая жизнь приносит новые положительные эмоции, которых человек не знал в прошлом. Старик находит в своем новом положении явные преимущества по сравнению с ранними этапами жизни. Новая жизненная позиция отражает пересмотр прошлых установок и выработку новых взглядов, основанием которых является созерцательная, самодостаточная установка. К этому времени выявляются новые интересы, относящиеся к общим проблемам, гуманитарным наукам, обращенность к природе. Новая жизненная философия, являясь человеку на фоне возрастного снижения физических и психических сил, оказывается наиболее адекватной установкой для адаптации и реабилитации в окружающей обстановке. Подобный образ, мыслей является старому человеку в форме личного решения основных вопросов смысла существования, познания самого себя, сопровождается высокими положительными эмоциями. Самоудовлетворение - важный момент в благоприятной оценке своей жизни в старости. Важно, что подобная благоприятная форма психического старения формируется и утверждается на стадии поступательного движения деструктивных возрастных изменений, следовательно это может служить свидетельством высоких, чисто человеческих адаптационных проявлений. Н. А. Коротчик считает, что наивысшим проявлением сущности старости в явлении христианской культуры является старчество, где старость не связана с биологическими проявлениями, а представляет высшую степень духовного совершенства на пути к бессмертию и богоуподоблению. Святая старость - реализация подспудно заложенного в душе внутреннего неприятия, духовного иммунитета против физической старости и смерти.

Здоровые дети не будут бояться жизни, если их старшие обладали достаточной целостностью, чтобы не бояться смерти.

Э. Эриксон


9154388270713820.html
9154428884775966.html
    PR.RU™